irinadvorkina (irinadvorkina) wrote in textile_design,
irinadvorkina
irinadvorkina
textile_design

Гобелены Андрея Мадекина

Сегодня у нас есть уникальная возможность заглянуть в творческую мастерскую художника по гобелену. В 90-е годы о его невероятном трудолюбии и плодовитости ходили легенды. И вот итог: «С 87 года я собственноручно соткал около сорока больших гобеленов (от 3 кв.м)». 
 
художник Мадекин Андрей
(Фото 2003 г.)

Но - всё по порядку…

Мадекин Андрей Ильич.
Родился в Москве в 1963 г.
1985 г. - закончил факультет Декоративно-прикладного искусства Московского Технологического института (ныне МГУС).
1990 г. - вступил в МОСХ Российского Союза Художников, а так же Ассоциацию Художников Декоративного Искусства МСХ..
1991 г. - вошел в число учредителей общества "Логос".
Совместно с Л. Регельсоном работал над книгой "Толкование Апокалипсиса". Материалы по ней есть на
сайте
1995 - 1998 гг. - сотрудник Отдела Катехизации Московской Патриархии.
1998 - 2000 гг. - преподаватель гобелена в "Институте Дизайна и рекламы".
2003 г. - начало работы в "Carpets Design Company" в должности главного художника.
С 2003 г. преподаватель рисунка  в институте дополнительного образования "Со-действие".
Участвовал во многих Всероссийских и международных выставках, в том числе персональных - в Москве 1991, 1995, 2002 гг.; в Польше, Южной Корее, Голландии.
Награжден Серебряной медалью Российской Академии Художеств в 2005 г., почетными дипломами Союза Художников России.
Работает в технике ручного гобелена, живописи, витража, проектировании авторских ковров.
Занимается историей и теорией искусства.

Далее – слово Андрею Мадекину [я буду встревать совсем немного курсивом в прямых скобках]:

На текстильное отделение я попал случайно - просто перед поступлением занимался с преподавателем из этого института. Но задним умом, я теперь думаю, что приход мой в текстиль был не случайным, но что-то вроде реализации генетической памяти: я происхожу из династии крупных ивановских предпринимателей - Дербеневых. Мой прадед по материнской линии Павел Никанорович - с 1894 по 1905 год был городским головой Иваново-Вознесенска и главой фирмы "Никанор Дербенев - сыновья". Но это я связал только сейчас, когда же выбирал  институт, то об этом не думал - главное было поступить в художественный ВУЗ.

В альбоме на mail.ru  я разложил гобелены в хронологическом порядке. И сейчас видно, как это все формировалось. Первые пять гобеленов создавались под влиянием Перестройки. Тут и возвращение к Серебряному веку и соцарт, и Малевич...

"Супрематизм". 1988 г. 150х250 см.
Мадекин. Супрематизм 

Гобелен «Супрематизм» или «Посвящение Малевичу» был создан в 1988 году на волне интереса к авангардному искусству. В композицию я включил прямые цитаты - это и "Черный" и "Белый" квадраты и "Крестьянин". Но цели подражать супрематизму не было - скорее здесь воплощена идея противопоставления жесткости геометрии и мягкости сельского пейзажа.
Много позже времени создания гобелена я был в Немчиновке на месте захоронения Малевича. (Сейчас эта территория полностью застроена коттеджами, правда, в память о художнике названа улица). Я поразился сходству панорамного вида с тем, что было изображено на гобелене - от опушки леса, где был установлен памятный знак, тянулось ровное поле, за которым виднелось село Ромашково с возвышавшейся церковью и колокольней. Так для меня открылось истинное значение образа, созданного чисто интуитивно за пятнадцать лет до этого!
(Линии - это пришитые шнуры в качестве декоративных элементов. Такими же я пользовался и дальше.)
[И. Д.: и как же выигрывает в этом соревновании природа!]

«Гермес». 1991 г. 260х200 см. Собрание Социального университета (МГСУ).
Находится в библиотеке. Посвящен античному богу мудрости.
Мадекин. Гермес

[ И. Д. : Гермес - посредник между богами и людьми, покровитель путников и поэтому, также, и душ умерших. Его атрибуты - крылатые сандалии и магический жезл, усыпляющий и пробуждающий людей. Хитрость и плутовство помогают Гермесу выполнять сложнейшие задачи. Последнее привело к тому, что  у прозаических римлян он превратился в Меркурия - покровителя торговли]

[ И. Д. : внимание тем, кого интересуют практические вопросы: художник раскрывает свою "кухню"!]
В моем творчестве гобелен был началом - к нему я пристрастился еще в институте. Уже тогда я построил станок с подъемом ремиза. Это дало увеличение скорости в два раза, что и позволило мне относительно быстро делать гобелены больших размеров. По моим прикидкам с 83 года мною соткано около 200 кв. метров!
Эскизы пишу гуашью на А-3 формате, а потом рисую шаблон. Для этого склеиваю миллиметровку в натуральную величину, по клеткам переношу рисунок с эскиза и тщательно его дорабатываю. Дальше натягиваю основу на станок. Его ширина 210 см, а максимальная длина гобелена может быть 350 см. Но сейчас я придумал способ, как можно сшивать гобелены по ширине так, чтобы шва не было совсем и теперь ширина его для меня не ограничена.
Для основы я пользуюсь полусинтетическими нитями - главное в них прочность и чтобы они сильно не тянулись. Для утка - шерсть, полушерсть с акрилом и разные декоративные добавки (люрекс). Пряжу я сейчас не крашу - покупаю на Семеновской фабрике в бобинах и потом меланжирую, достигая бесконечного количества оттенков.
Плотность моих гобеленов 30 - 35 нитей основы на 10 см. В заказных работах плотность должна быть выше - сказывается менталитет покупателей. Но даже пять лишних нитей серьезно замедляют работу, так как и уток приходится брать тоньше (При плотности 30 нитей я могу делать до двух кв. метров в месяц).

«Полет Пегаса». Фрагмент облаков (с выставки «Россия XI» в феврале 2009 г. в ЦДХ. Фото И. Д. Гобелен целиком см. ниже.)
[И. Д. : основной прием разработки формы у художника - штриховка.]

Мадекин. Полет Пегаса

Я пришел из гобелена в живопись, и скорее, живопись - была возможностью выразить те сюжеты, которые просто не успевались в ткачестве. Гобелен же я не оставил потому, что фактура ткани обладает совершенно уникальными эстетическими свойствами. По-типу она близка к мозаике, но при этом имеет особую мягкость и пластичность. В живописи мазки смешиваются, образуя череду промежуточных тонов. Тканая поверхность состоит из отдельных цветовых точек, которые соединяются только в глазу на определенном расстоянии. Если смотреть на нее вблизи, то видишь отдельные точки - стежки. Шаг назад - и эти точки сливаются в изображение какой-то картинки. На этом неосознанном противоречии строится особый эстетический эффект: образ как бы является из небытия, сам собою, не связываясь с материальным носителем. Вторая, более практическая причина  - гобелен, быть может, единственная возможность в домашних условиях заниматься монументальным искусством и не быть связанным ни мнением заказчика или его жены (дворника, шофера, охранника и т. д.), ни помещением, которое может сменить собственников или просто быть разрушенным (одна моя роспись в торговом центре погибла по этой причине). Гобелен в шесть кв. метров в сложенном виде помещается в сумке среднего размера и весит 6 кг. По два гобелена зараз я возил в Голландию, Польшу, Корею. А картину такого размера я бы даже не вытащил из мастерской, не говоря о всех дальнейших проблемах с транспортировкой и хранением.

«Похищение Европы» - одно из первых обращений к античной теме, свидетельствующее об увлечении метафизиками. Здесь хотелось передать ощущение контраста между укрощенной могучей силой быка и хрупкой Европы, что достигается противопоставлением активных цветовых пятен, гротескным изломом линий.

«Похищение Европы». 1993 г. 200х220 см.
Мадекин. Похищение Европы 
   
А потом я стал искать, что называется "вечную тему" и, конечно, не мог пройти мимо Библии...

«Вавилонская Блудница». 1994 г. 200х260 см.
Гобелен, созданный на апокалипсическую тему. В 1993 году я работал над иллюстрациями к книге "Толкование Апокалипсиса" богослова Льва Регельсона. Для нее было создано около пятидесяти живописных и графических иллюстраций. "Блудница" - один из центральных и таинственных сюжетов Откровения Иоанна, допускающий множество интерпретаций, а для художника - выигрышная тема, позволяющая создать эффектный пластический образ. 
Мадекин. Вавилонская Блудница 

С работами на библейские темы я вступил в Союз, несколько гобеленов приобрело Министерство Культуры. "Кана Галилейская" (см. ниже), что висит сейчас в Царицыно - один из них. (У организаторов выставки была идея выставить весь триптих сразу, но не хватило места).
Постепенно христианская тема расширилась и на античную мифологию. Так продолжалось примерно до середины 90-х годов.

А дальше произошло два момента. Первый - творческий. Я работал в стиле огрубления формы, стремясь достичь декоративного эффекта. Но вместе с тем, примитивизация, которая свойственна этому стилю, не могла дать полного удовлетворения. В какой-то момент стало казаться, что схематизм есть просто не совсем честный способ избежать трудности правильного построения формы. Хотелось, подобно старым мастерам, достичь в этом совершенства. Отсюда мои настойчивые, часто подсознательные, попытки приблизиться к реалистическому стилю. И здесь я не одинок: если посмотреть в истории, то это довольно частое явление - например, тот же Малевич, Пикассо или Джорджо де Кирико.

Второй момент - чисто жизненный. После мощной поддержки в самом начале со стороны официальных структур, в дальнейшем она прекратилась по понятным причинам. Пришлось выживать самому. И тут я столкнулся почти с тотальным непониманием частного заказчика. Требовалось психологически комфортное, понятное искусство без излишнего умствования... Так эти две тенденции сошлись воедино и целая серия последующих работ, была направлена на разрешение этой задачи. (Надо сказать, что технически, создать в гобелене реалистическое изображение гораздо труднее, чем стилизованно-декоративное. Ведь малейшая ошибка в рисунке сразу обращает на себя внимание. Но в живописи художник видит всю картину целиком и всегда может вернуться к любой ее части. В гобелене же и исправлять сложно, и видишь его только фрагмент, да еще на боку, в лежачем состоянии).
[И. Д.:  если станок по размеру не позволяет ткать гобелен по широкой стороне, см. фото станка ниже. Или этого требуют особенности рисунка.]
Но сейчас я уже устал от реализма и хочется вернуться к первому стилю, который, конечно же, более любим.
[И. Д.: да, как часто публике хочется убедиться, что художник, так или иначе исказивший изображения, на самом деле, всё же умеет рисовать!]

Гобелен «Музыка» был сделан по заказу для видеозала в одной питерской квартире. За основу был взят рисунок с обложки компакт диска, который я существенно доработал и стилизовал для гобеленового исполнения. Эта композиция очень хорошо легла в общий строй метафизического стиля: действия здесь нет, музыка не звучит - есть только ее ожидание в застывшей тишине.
[И. Д.: красиво сформулировано. Однако «ожидание» всё же легче показать. Я вот давно думаю, как же саму музыку изобразить... ]

«Музыка». 1999 г. 230х260 см.
Мадекин. Музыка

«Зебры». 2000 г. 170х200 см.
Мадекин. Зебры

Гобелен «Зебры» создан по частному заказу. В нем, как и в других интерьерных гобеленах главной задачей является "вписанность" в помещение, то есть исполнение роли изначально присущей декоративно-прикладному искусству. Существует большая разница между искусством музейным, выставочным и интерьерным. В первом случае возможны и необходимы большие темы, драматические сюжеты, сложные композиции, так как люди приходят туда, чтобы получить темы для размышлений и образных переживаний. Если музей будет сплошь состоять из благостных натюрмортов и пейзажей - будет скучно, как на просмотрах индийских фильмов. Другое дело - прикладное интерьерное искусство. Здесь надо учитывать, что работа может долгие годы висеть на одном месте и постоянно присутствовать в жизни людей. Поэтому сюжет, общая тональность ее должны быть, что называется, с положительной энергетикой, не раздражать глаз и не «задевать психику». Кроме того, она должна органично вписаться в окружающее пространство. Причем, учитывая размеры гобелена, ему почти всегда бывает суждено стать центром помещения, задавать ему тон...
[И. Д.: и, в идеале, вкусы заказчика должны совпадать со вкусами художника...]
«Белые лошади»,
  так же как и «Зебры» относятся к интерьерным работам. Романтическая мечтательность, мягкость тона, спокойствие цветов - главное в этой работе.

 «Белые лошади». 2004 г. 170х200 см. 
Мадекин. Белые лошади

Античный триптих состоит из гобеленов, посвященных темам Леды и Орфея. В 2002 году я был в Константинополе и приобщился к великим традициям греческого искусства. Захотелось еще раз обратиться к античной теме, но теперь уже в реалистическом стиле. Триптих получился случайно - планировалась целая серия подобных работ одинаковых по формату. 

Триптих  «Леда и лебедь», «Орфей», «Белый мост». 2002 г. Каждая часть 200х110 см. 
Мадекин. Триптих
Одну «Даму с единорогом» я делал на заказ  - эту фотографию вместе со мной на лестнице я выложил в
альбоме. А другую - делал уже позже. Возвращение сразу нескольких художников к этой теме говорит, по моему мнению, об общей неудовлетворенности авангардной эстетикой и попыткой, прикоснувшись к истокам, обрести новый импульс.

«Дама с единорогом». 2003 г. 180х120 см.
Мадекин. Дама с единорогом 

«Полет Пегаса» ткался летом 2006 года. И так случилось, что уже осенью, по делам работы, мне пришлось побывать в Анталии - бывшей Ликии - места, где как раз, на горе Олимп жил Пегас. У ее подножия можно видеть развалины греческого города Олимпии. По преданию, герой Белерофонт, для борьбы с Химерой должен был поймать и оседлать Пегаса. А поверженная Химера и сейчас дает о себе знать огненными факелами, исходящими из земли в четырех километрах от Олимпа.
Мадекин. Полет Пегаса 

«Полет Пегаса». 2006 г. 140х200см.
Мадекин. Полет Пегаса 

Продолжение см. здесь.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments